1

Что из себя представляет современный сервер

Сервер решает специфические мощные задачи, которые не под силу обычным компьютерам. Купить сервер — означает получить в собственное распоряжение аппаратное обеспечение, работающее как в локальном виде, так и в удаленном. Внутренние характеристики серверов очень высоки. Основными компонентами сервера выступают процессор, материнская плата, оперативная память, жесткий диск. На крупные сервера устанавливаются специальные комплектующие, которые выпускаются под эти мощные компьютеры.

Когда-то сервера продавались в обычных системных блоках. Однако из-за неудобства такого варианта от подобных ящиков отказались. Серверам придали другую форму. Их просто-напросто размещают в отсеке, который изначально был монтирован в стойку. У этих стоек форма шкафов, поэтому они и получили соответствующее название. Кстати, о покупке подобных шкафов желательно позаботиться еще до приобретения самого сервера.

Так как зачастую в тих шкафах располагают больше одного сервера, удобнее управлять ими удаленно. Таким образом, для серверов предусматривают отдельное помещение, а человек, управляющий ими, может сидеть в соседнем кабинете либо вовсе находиться в другом городе. Однако есть одно обязательно требование — чтобы установка операционной системы выполнялась непосредственно на месте.

Мы знаем две самых популярных операционных системы —  Linux и Windows. Они же применяются и для серверов. Мощные компьютеры имеют свои особенности, из-за которых необходимо устанавливать конкретные версии, специально предназначенные для серверов. Наверное, многие из вас слышали о Windows Server 2012. В ней поддерживается много функционала, который является недоступным в стандартных версиях Windows. Однако есть и другие варианты — например, Debian и CentOS также весьма ценятся в мире АйТи.

Едва ли не чаще всего сервера используются для организации работы Интернет-провайдеров. Благодаря серверу выполняется подключение клиентов, которому передается Интернет-трафик. Такой вид сервера, как DNS, умеет преобразовывать URL сайтов  в IP-адреса, потому он считается достаточно актуальным для многих крупных компаний.

Также второй важной задачей является хранение информации. Если организация действительно крупная, то и данных у нее очень и очень много. Поместиться вся информация сможет исключительно на вместительном сервере, но никак не на обычных компьютерах.

Хостинг — еще один вариант использования серверов. На хостинге хранятся сайты, а также все файлы, которые размещены на этом сайте. Таким образом, значение серверов сегодня не переоценить.




Научно-исследовательский центр электронно-вычислительной техники (НИЦЭВТ)

Архитектура СССР: «Лежачий небоскреб» на Варшавском шоссе.

Здание на Варшавском шоссе, 125 – самый длинный дом в Москве в настоящее время. Построили его для Научно-исследовательского центра электронно-вычислительной техники (НИЦЭВТ) еще в Советское время. Его длина составляет порядка 735 метров и на пути следования вдоль Варшавского шоссе здесь устроены 3 остановки общественного транспорта. За свои размеры и ведомственную принадлежность дом получил неофициальное название «лежачий небоскреб».

Во времена Советского Союза для передовых научных учреждений старались строить приметные во всех смыслах здания, в архитектуре которых старались показать величие достижений страны. Именно таким зданием стал и этот самый длинный дом на Варшавке в Москве.

Архитектура СССР: "Лежачий небоскреб" на Варшавском шоссе. СССР, Архитектура, Москва, Длиннопост

— Проект этого здания, в котором и сейчас находится Научно-исследовательский центр электронно-вычислительной техники, был создан архитектором Всеволодом Воскресенским еще в 1969 году, — рассказывает специалист по советской архитектуре, москвовед Денис Родомин. — Строительство началось в 1972 году. Дом в виде большой дуги должен был стать частью большого комплекса научных учреждений. В центре этого ансамбля планировалось построить башню. Но в итоге на свет появился только «лежачий небоскреб» и еще две архитектурные дуги ближе к МКАД.

Проект научного городка не получил должного финансирования: нетипичные сооружения требовали к себе особого внимания и больших средств.

Архитектура СССР: "Лежачий небоскреб" на Варшавском шоссе. СССР, Архитектура, Москва, Длиннопост

— В итоге некоторые элементы здания приходилось создавать по-настоящему кустарными методами, — продолжает Денис Родомин. — Строительство затянулось. Дом был сдан в эксплуатацию только в конце 80-х годов. Внутри он заметно отличался от изначального проекта. Впрочем, это вполне может быть связано не столько с отсутствием средств, сколько с требованиями времени. «Лежачий небоскреб» лишился ряда помещений, предназначенных для ЭВМ, которые со временем стали значительно меньше.

Именно здесь занимались во времена СССР проектированием бортовых вычислительных комплексов для космических аппаратов, создавали единую систему ЭВМ для нужд промышленности советской державы, в этих корпусах были созданы последние модели вычислительных машин российского производства ЕС-1181 и ЕС-1195, которая на тот момент обозначалась приставкой «супер».

Архитектура СССР: "Лежачий небоскреб" на Варшавском шоссе. СССР, Архитектура, Москва, Длиннопост

Легенды о здании стали появляться уже на первых этапах его строительства. Одним из самых популярных стал миф о неимоверно длинных коридорах, по которым сотрудники ездили сначала на велосипедах, а с течением времени пересели на электрокары.

— Конечно же, ничего подобного в реальности нет, — Денис Родомин смеется. — Здание разделено на 12 секций и имеет сложную систему коридоров.

Почвой для многочисленных легенд о здании на Варшавке стали и вариации на тему советского подземного города. Бункеры и тайные ходы мерещились многим под каждой монументальной постройкой того времени.

Архитектура СССР: "Лежачий небоскреб" на Варшавском шоссе. СССР, Архитектура, Москва, Длиннопост

— Под зданием научного центра действительно был сделан цокольный этаж, — поясняет Денис. — В нем располагалось охлаждающее оборудование для ЭВМ.

Здесь находились небольшие технические фонтанчики, работающие круглосуточно. Без них машины бы просто не выдержали нагрузки. Но никаких бункеров на этой территории не было и в проекте. Когда «лежачий небоскреб» был окончательно достроен, стало ясно — средств на продолжение проекта так и не появится.

— Началась перестройка, а затем случились известные события 1991 года, — рассказывает Денис. — Было уже не до строительства масштабных научных кластеров. Так три южные «дуги» и остались лишь напоминанием о масштабной идее. Реконструкций «лежачий небоскреб» пока не испытывал, как и серьезного ремонта, хотя плановые работы в здании проводились.

Научно-исследовательский центр продолжал свою деятельность и в эпоху развала СССР, и при Борисе Ельцине. Ученые не прекращают работы и сегодня. Здание центра все так же находится под особым контролем.




История журнала «Микропроцессорные средства и системы»

Г. Р. Громов

30 лет назад, в 1984 году, вышел в свет первый номер журнала «Микропроцессорные средства и системы» (МПСС). Спустя несколько лет после первого номера тираж платной подписки превысил 100 тыс. экземпляров, и в том числе свыше 10 тыс. зарубежных подписчиков:

1984’01 — 7 000 экземпляров 
1985’01 — 21600 
1986’01 — 51000 
1987’01 — 86 000 
1988’01 — 96 100 
1988’04 — 100 500 
1989’02 — 108 120

Журнал «МПСС» стал, таким образом, первым в СССР массовым компьютерным изданием.

Идея академика Андрея Петровича Ершова организовать в СССР издание журнала микропроцессорной тематики, ориентированного на массовую аудиторию инженерно-технических работников, по началу воспринималась в коридорах власти профильных министерств и ведомств, как совершенно нереалистичная. Одной из причин, почему такое предубеждение возникало, был возможно тот факт, что авторами обсуждаемого проекта были ученые, занятые в теоретических областях исследований, на первый взгляд крайне далеких от прикладных задач производственной практики.

Ершов был широко известен, как один из ведущих специалистов в области теоретического программирования. Его ближайшим союзником в этих дискуссиях обычно оказывался директор Института теоретической астрономии АН СССР, член-корреспондент АН Святослав Сергеевич Лавров. К началу 80-х годов их совместными усилиями (при деятельной поддержке растущего круга единомышленников) удалось преодолеть все межотраслевые барьеры: решение о целесообразности издания журнала «Микропроцессорные средства и системы» было принято.

В начале июля 1983 г. Лавров приехал ко мне в подмосковный Академгородок Пущино-на-Оке, где я тогда работал в Научно-исследовательском вычислительном центре (НИВЦ), и рассказал, что накануне они обсуждали с Ершовым текущие задачи организационно-технического этапа формирования редакции нового журнала. Он пояснил, что титульным издателем жу рнала «МПСС» утвержден Госкомитет по науке и технике, соответственно редакция должна будет территориально располагаться в Москве. Главным редактором станет Ершов, он продолжит работать в Новосибирском Академгородке. Лавров намерен оказывать всестороннюю поддержку Ершову в этом проекте в качестве заместителя главного редактора, при этом продолжит свою работу в Ленинграде. Лавров сказал, что они с Ершовым приглашают меня принять участие в их проекте в качестве ответственного секретаря редакционной коллегии, чтобы непосредственно в Москве заниматься решением текущих задач издания журнала «МПСС». Предметом моего повседневного внимания при этом предполагалась тематическая ориентация коллектива вновь создаваемой редакции, развертывание сети авторского актива, формирования портфеля статей, а также другие задачи, обычно возникающие в процессе редподготовки очередных номеров журнала. Исполнять эти обязанности мне рекомендовалось в постоянном рабочем контакте с Новосибирском и Ленинградом.

Забегая несколько вперед, хотел бы отметить, что в последующие годы именно так все и происходило. В треугольнике «Новосибирск-Москва-Ленинград» регулярно координировался редакционный процесс издания журнала. Ершов и Лавров в тесном контакте с членами редакционной коллегии и редсоветом формулировали базовые идеологические установки, которые определяли вектор тематической ориентации работы коллектива московской редакции.

В заключение той нашей беседы Лавров посоветовал мне позвонить Ершову, чтобы дополнительно уточнить сложившийся у меня уровень понимания ближайших задач по организации процесса подготовки к изданию журнала. Разговор с Ершовым состоялся на следующее утро, после чего он предложил мне изложить высказанные ему соображения по развитию обсуждаемого проекта письменно и послать ему их почтой. Содержание моего письма касалось исходно сложившегося у меня понимания сути задач проекта, а также наиболее рациональных, на мой взгляд, путей и методов их реализации[2]. Поясню некоторые фрагменты того письма.

На 3 стр. отмечается, что «за каждую формулу, пропущенную в номер, дежурный редактор штрафуется месячным окладом и лишением права на отпуск в летнее время». Причина столь иронично «жесткой» формулировки заключалась в том, что одна из основных трудностей, которую особенно ясно я видел в том момент на пути создания практической направленности массового журнала научно-технической тематики, заключалась в необходимости преодоления инерции сложившихся к тому времени в редакционных коллективах критериев качества статей.

Широко распространенным оставалось тогда мнение, согласно которому для публикации статьи научно- технического содержания в «авторитетном издании» автору потребуется предварительно «раскрасить» её какими-либо формулами псевдо-математического содержания. Они должны были в то время служить первыми — из внешне различимых — опознавательными знаками «научного уровня» поступившего в редакцию сообщения.

Следует отметить, что такого рода барьер декоративной математики надежно предохранял от возможностей «слишком уж интенсивного» профессионального общения на страницах профильных журналов не одних лишь сотрудников КБ и НИИ инженерных специальностей. Вспоминаю, зашел об этом как-то разговор на заседании Комиссии по диалоговым системам Академии наук. Станислав Владимирович Клименко, в то время начальник Лаборатории системного анализа Института физики высоких энергий (ИФВЭ, Серпуховский ускоритель заряженных частиц) заметил с сочувственной улыбкой, что по его наблюдениям заключительная фаза работы на статьей среди физиков-экспериментаторов обычно так и называется «боевая раскраска дикаря».

В сноске к тексту вышеупомянутой страницы письма Ершову дополнительно про этот барьер я напомнил: «Тема, как патологическое увлечение математизацией охраняет нас от технического прогресса — заслуживает специального исследования. (Д. Свифт в своей «Лапутии» начал эту тему… и, видимо, только это и останавливает возможных эпигонов. После него писать, что после Вас выступать.)».

Первое время с началом работы редакции «МПСС» иногда поступали недоуменные вопросы, надо ли было сразу столь резко изменять традиционно сложивший стиль работы редакторов, тем более, что бывают ведь и содержательно вполне уместные по контексту статьи формулы, в том числе и во вполне предметных статьях практической направленности. Разумеется, так, бывают, и достаточно часто. Потому-то и публиковались контекстно-осмысленные формулы без всяких ограничений. Более того, иерархично рисуемые в полстраницы математические выражения тоже порой случались, но только лишь те, без которых автору статьи никак нельзя было иначе донести до читателя основную мысль сообщения. Те формулы, без которых понять содержание статьи и так можно было, иными словами, те которые вставлялись авторами в текст по давно въевшейся привычке, бескомпромиссно удалялись на этапе редподготовки номера.

Наблюдались иногда, конечно же, и перегибы, когда «с водой выплескивали ребенка». Нельзя, наверное, сразу вывести в оптимальное состояние сложную систему из давно сложившегося «неправильного» её состояния. Почти всегда потребуется пройти этап перерегулирования — маятник заведомо качнется поначалу слишком далеко в противоположную сторону. И тем ни менее, для того, чтобы объяснить персоналу редакции в каком именно направлении требуется переучиваться, куда уходить от привычного стиля работы со статьями, необходима была категоричная формулировка «за каждую…». Со временем — и при том достаточно быстро — решительно все (и редакторы, и авторы, и члены редколлегии) поэтапно усвоили не только суть необходимых перемен, но и главное общую их цель: каждый номер журнала «МПСС» должен идти на столы разработчиков микропроцессорных узлов, блоков, систем и их комплексов, в качестве одного из основных источников практически востребованного там знания. В лаконичной формулировке Ершова это звучало следующим образом: каждый читатель в каждом номере должен находить свой «пучок зелени».

Перенастроить редакционные фильтры отбора статей так, чтобы они наиболее точно соответствовали сформулированным Ершовым задачам проекта, было, разумеется, необходимым первым шагом, но далеко не достаточным для организации процесса стабильного издания массового компьютерного журнала, тематически остро ориентированного на разработчиков микропроцессорной техники.

Следом встал куда более сложный вопрос, каким образом сформировать в достаточно короткий срок вокруг редакции авторский актив такого журнала, если и отдаленно ничего похожего в стране никогда не было? Решили, что двигаться будем эволюционным путем, опираясь на базу данных конференций и семинаров Комиссии по диалоговым системам автоматизации научных исследований Академии наук СССР, создание которой в 70-е годы инициировали пущинский НИВЦ и протвинский ИФВЭ (научные центры, расположенные симметрично относительно железной дороги по обе стороны от Серпухова).

Ершов и Лавров были регулярными участниками конференций серии «Диалог» и соответственно, хорошо знали состав их участников. Во время конференции «Диалог-83» в Протвино собственно и происходил тот упомянутый выше разговор Ершова с Лавровым, после которого он заехал по дороге ко мне в расположенное поблизости Пущино, чтобы сообщить о сформированных ими планах и пригласить принять участие в их реализации. Соответственно сложилось общее понимание необходимости в короткий срок создать на базе профильной новому журналу части авторов докладов и сообщений серии «Диалог» постоянно действующий семинар журнала «МПСС», в процессе работы которого не реже одного раза в месяц будут организовываться встречи авторского актива редакции с читателями. Семинар начал регулярно работать в Большом зале Политехнического музея центрального лектория общества «Знание» и получил потому название «Микропроцессоры в Политехническом». Уставная его периодичность (1-2 раза в месяц), как правило, строго выдерживалась

Основной круг вопросов обсуждения редакционного семинара: последние по времени разработки промышленности или схемотехнические находки талантливых «умельцев», конкретные (доведенные до работающих образцов) программные решения и аппаратно-программный комплексы, перспективные технические принципы и вопросы применения средств микропроцессорной техники. Неизменной оставалась лишь форма общения с аудиторией: авторы не столько рассказывают, сколько показывают свои результаты. На сцене обычно устанавливалась действующая микропроцессорная аппаратура самого различного назначения: контроллер для управления цеховыми испытательными стендами или станками с ЧПУ, «домашний» или профессиональный компьютер, «крейт КАМАК» — популярный в то время стандарт САМАС для автоматизации научных исследований — автомобильный «радиоцентр», звукосинтезатор для создания в диалоге с компьютером музыкальных произведений или промышленные средства отладки встраиваемых микропроцессоров. Иными словами, это должен был быть практически полезный в цехе, лаборатории или дома прибор или система. На каждое очередное заседание выносились три-пять подобного рода конкретных разработок.

«Встречи с журналом» регулярно собирали в «Политехническом» тысячную аудиторию специалистов Москвы и Подмосковья. Значительная часть участников приезжали из других городов (Киев, Харьков, Донецк, Ленинград, Новосибирск и др.). Представители промышленности находили, таким образом, интересные им для массового тиражирования результаты разработок вузовских или академических лабораторий, специалисты отраслевых НИИ и КБ получали возможность «держать руку на пульсе» -следить за общим направлением развития идей и типовых разработок, а нередко и установить личный контакт с заинтересовавшим их по выступлениям в журнале автором. Для той части читателей, которые по тем или иным причинам не могли приехать в «Политехнический», редакция периодически проводила выездные заседания «лектория МПСС». В конце 1985 начале 1986 года такие встречи были организованы в Обнинске, Дубне и других научных и промышленных центрах Подмосковья. В последующие годы «география» таких рабочих контактов журнала с читателями постоянно расширялась, в том числе, и далеко за пределы столичного региона.

Основной «трофей», который приносили сотрудники журнала в редакцию из Большого зала Политехнического музея после напряженной многочасовой работы с аудиторией — «мешки» с записками, поступавшими по ходу выступлений участников из зала, а также стенографические пометки о содержании устных вопросов читателей в дискуссиях. Анализ подобного рода «почты реального времени» позволял редакции оперативно корректировать тематическую «розу ветров» журнала так, чтобы в наибольшей степени учитывать практические потребности специалистов народного хозяйства в актуальной информации по микропроцессорной тематике. Достаточно часто случалось, что анализ записок из Политехнического позволял своевременно снять ряд уже готовых к набору, но, судя по реакции «зала» увы, утративших пик актуальности тематических подборок, заменив их циклами более актуальных, по мнению авторов и слушателей семинара, средств создания и отладки микропроцессорных систем. Работая таким образом, «тысячеокая» аудитория «Политехнического» выражала со всей определенностью свое отношение и к тому, что уже было в журнале, но и главное к тому, что именно хотелось бы нашим читателям там вскоре увидеть. Члены редакционной коллегии, редсовета и редакции журнала имели, таким образом, возможность постоянно видеть перед собой «колеблющуюся стрелку компаса» читательской аудитории.

Открывая первый номер «МПСС» за 1984 год, А.П.Ершов отмечал: «Появление микропроцессорных средств радикально изменило характер использования и внедрения вычислительной техники. Главное здесь — массовость и необычная широта применения. В недалеком будущем практически каждое рабочее место будет так или иначе затронуто переменами, связанными с возможностями микроэлектронной обработки информации. Редакционный совет, редакционная коллегия и сотрудники редакции хотят сделать журнал полезным каждому, кто связан с разработкой и применением микропроцессорных средств и систем. Задача состоит в том, чтобы реальные научно-технические достижения и удачные новшества сделать достоянием как можно большего числа разработчиков и потребителей. Мы хотим, чтобы журнал давал не только общую ориентацию в направлениях развития микроэлектронной вычислительной техники и ее компонент, но и был полезен в повседневной практической работе». Андрей Петрович работал над планами развития «МПСС» до самого последнего дня и потому журнал продолжал еще некоторое время издаваться даже после того, как самого Ершова не стало. Увы, такого масштабы проекты редко надолго переживают своего создателя.

Меж тем, на рубеже тысячелетий — где-то лет 10-12 спустя после казалось бы полного прекращения работы журнала «МПСС» — в онлайновых форумах Веба все чаще мелькали вопросы пользователей Интернета о том, не сохранилось ли у кого-либо номера журнала с той или иной вновь «почему-то» заинтересовавшей кого- то статьёй? В ответ на эти запросы встречно зачастили онлайновые объявления о том, что у кого-то не только сохранилось несколько номеров, но и есть намерение их отсканировать, чтобы выложить для всеобщего доступа… Таким образом, вскоре сложилась ситуация, когда практически полный комплект номеров журнала «МПСС» оказался доступным онлайн.

Как могло по прошествии стольких лет случиться «самовозрождение» журнала? Ведь издавался-то он по столь быстро стареющей тематике, какой только и может быть компьютерная техника? Попытался однажды задать этот вопрос читателям своего блога, и соответственно, предложил для затравки дискуссии версию своего ответа: практически реализованные, проверенные в работе технические решения не устаревают. Они лишь меняют конкретный формат их практических приложений, следуя социальной, технологической и производственной ситуации последующих эпох.

Один из принявших участие в дискуссии читателей пояснил обсуждаемую ситуацию примером из своей практики программиста: «Я бы сформулировал это, пользуясь выражением design patterns. Они действительно не устаревают. Скажем, когда в новом проекте (точнее, в новой реинкарнации существующего продукта) встал вопрос о том, что можно использовать из старого кода, который я писал вместе с другими, очень сильными коллегами, я сказал, что сам код не имеет особой ценности, и что у меня нет сантиментов к собственному коду, но недопустимо отказываться от наработанных “design patterns”». Осознание далеко не самоочевидного для многих факта, что «недопустимо» отказываться от изучения наработанных заделов ранее созданных алгоритмов, а соответственно и от изучения иллюстрирующих их работоспособность аппаратно-программных комплексов, похоже, постепенно становится все более массовым, в том числе, по-видимому, и для нового поколения читателей онлайновой версии «МПСС».

Разумеется, возможна и любая иная интерпретация вышеописанного явления. В любом случае, необходимо будет в этой связи в очередной раз отметить, что журнал «Микропроцессорные средства и системы» оказался не только прижизненным памятником разносторонне ярко талантливым российским ученым Андрею Петровичу Ершову и Святославу Сергеевичу Лаврову. В эти дни он вновь становится одним из реально востребованных практикой источников достоверно надежных профессиональных знаний.

Список литературы

  1. Андрей Петрович Ершов — биография
  2. Святослав Сергеевич Лавров — биография

Примечания.

1. С.С. Лавров руководил Институтом теоретической астрономии АН с 1977 по 1987 г.

2. Электронный архив академика А.П. Ершова.

3. МПСС.




Проект ОГАС. Как советские кибернетики создавали Интернет и Яндекс-Пробки

«Недалёк тот день, когда исчезнут обычные книги, газеты и журналы. Каждый человек будет носить с собой электронный блокнот – комбинацию плоского дисплея с миниатюрным радиоприёмопередатчиком. Набирая на клавиатуре этого блокнота нужный код, можно, находясь в любом месте на планете, вызвать из гигантских компьютерных баз данных тексты, изображения, которые и заменят не только книги, журналы и газеты, но и телевизоры»,  писал в начале 1980-х советский кибернетик Виктор Глушков в своей книге «Основы безбумажной информатики».

До массового распространения интернета, планшетов и смартфонов оставалось ещё два десятка лет.

Глушков считается одним из «отцов советской кибернетики». Кроме любопытных и точных прогнозов о гаджетах и технологиях, его самый известный проект – объединение всех предприятий страны в Общегосударственную автоматизированную сеть (ОГАС).

Многие ученики и последователи Глушкова уверены, что ОГАС мог бы спасти Советский Союз от краха, поскольку «ручное» административно-командное управление такой сложной экономикой было обречено в конечном счёте на провал. Говорить в сослагательных наклонениях бессмысленно, но доля истины в этих доводах есть. Жизнь показала, что многие идеи кибернетика оказались востребованными уже в XXI веке. Глушков «предсказал» появление мобильных устройств, автомобильных навигаторов, электронной валюты и электронного документооборота, а также отчасти интернета.

Но вернёмся к началу.

К 1960-м годам экономика СССР столкнулась с проблемой обработки колоссального объёма информации для планирования и принятия управленческих решений. В стране выросло количество номенклатуры выпускаемой продукции, она стала сложнее, а связи предприятий более разветвлёнными. Чтобы поддерживать слаженную работу всех предприятий разных отраслей требовались новые подходы к решению задач. Проблемой заинтересовались учёные-кибернетики. К примеру, по их подсчётам, чтобы узнать результат каких-либо действий правительства в экономике, нужно было ждать 9 месяцев – такой средний срок получения показателей и обработки их бюрократическими инстанциями.

В 1958 году военный программист и разработчик Анатолий Китов предложил создать Единую государственную сеть вычислительных центров (ЕГСВЦ), с помощью которой можно было бы одновременно управлять вооружёнными силами и экономикой. Сеть предполагалось развернуть на базе вычислительных центров Минобороны. В мирное время эти центры должны были решать хозяйственные и научно-технические задачи предприятий. В случае военных конфликтов систему можно было перенастроить под соответствующие нужды. Обслуживать эти мощные вычислительные центры должны были военнослужащие, а доступ к центрам предполагалось сделать дистанционным.

Учёный несколько раз подробно писал о своём проекте Никите Хрущёву. Руководство СССР частично поддержало предложения Китова об ускоренном создании новых ЭВМ и широком их использовании в различных областях хозяйственной жизни. Но основную мысль об автоматизации управления экономикой всего СССР власти не приняли, фактически отвергнув основной проект Китова.

Виктор Михайлович Глушков

Тогда идею Китова подхватил академик Виктор Глушков. Он назвал свой проект – ОГАС (Общегосударственная автоматизированная сеть). За плечами молодого учёного был опыт руководства крупным вычислительным центром и Институтом кибернетики при Академии наук УССР, а также участие в разработке цифровой вычислительной машины «Днепр» и первой в СССР персональной ЭВМ «Мир-1». К слову, «Днепр» появился почти одновременно со своими американскими аналогами и мог совершать до 35 тысяч операций в секунду.

Массовое производство ЭВМ в Советском Союзе совпало с острой необходимостью перехода экономики страны на новый технический уровень. Будучи одним из самых компетентных в стране специалистов по автоматизации, Глушков предложил решить проблему с помощью ЭВМ.

Учёный заручился поддержкой зампредседателя Совета министров Андрея Косыгина и начал работать над созданием автоматизированных систем управления (АСУ). Китов же на несколько лет стал заместителем Глушкова.

Примечательно, что ОГАС не была единственной попыткой «перевернуть игру» с помощью технологий и электронного обмена данными. В начале 1970-х в Чили при президенте Альенде относительно успешно работала система «Киберсин», но из-за военного переворота футуристический проект оказался свёрнутым. У СССР времени и ресурсов для проведения подобных экспериментов впереди было ещё предостаточно, поэтому проект ОГАС на бумаге оказался в сотни и тысячи раз масштабнее. Оставалось принять политическое решение и выделить ресурсы.

Виктор Глушков (1982 год):

– Увеличения мощности управлен­ческого аппарата нельзя достичь в рамках традиционной бумажной технологии за счёт оснащения людей инструментами, действующими «россыпью». Не­обходима комплексная автоматизация, при которой большая часть информационных по­токов замыкается вне человека. В этом состоит сущность безбумажной технологии. Обязанности человека сведутся к постановке задач, выбору окончательных вариантов управленческих решений и к неформализуемой работе с людьми.

Перед началом проектирования своей суперсистемы Глушков подробно изучил работу заводов, шахт, железных дорог, аэропортов, совхозов, Госплана, Госснаба, Минфина, разобравшись со всеми задачами и этапами планирования, а также возникающими при этом трудностями.

Эскиз ОГАС был готов к 1964 году. Проект предполагал создание 100 центров в крупных промышленных городах, откуда поступала бы уже обработанная информация в единый общегосударственный центр. Э­­­ти центры следовало объединить между собой широкополосными каналами связи и соединить с 10 тысячами центров предприятий и организаций. Просчитанный с помощью компьютеров и научно обоснованный прогноз в экономике мог бы превращаться в государственный план.

Сеть должна была обеспечить полную автоматизацию процесса сбора, передачи и обработки первичных данных. В Советском Союзе в то время действовали правила сбора информации по четырём параллельным каналам, контролировавашимся независимыми друг от друга органами планирования, снабжения, статистики и финансов. Авторы проекта предложили вводить экономические данные в систему только один раз. Всю информацию предполагалось хранить в центральных банках данных с удаленным доступом к ним из любой точки системы после автоматической верификации пользователя.

Глушков и его единомышленники надеялись с помощью компьютеров полностью устранить распространенную практику подтасовки данных, передаваемых наверх. Реализовать проект в условиях частной собственности было невозможно, так как наличие коммерческой тайны лишало возможности сбора необходимых данных для проведения расчётов. 

Виктор Глушков (1982 год):

– При наличии в городе центра автоматического управления уличным движением, способного передавать по радио информацию о текущей дорожно-транспортной ситуации, закрытых проездах, автомобильных пробках, окажется полезной бортовая микро-ЭВМ-штурман. Вводя в неё задание на поездку, координаты начального и конечного пунктов, мож­но будет в считанные секунды получить от ЭВМ оптимальный марш­рут движения, с учётом текущей ситуации.

Первоначальный замысел Глушкова включал ещё одно положение. Кибернетик считал, что новая автоматизированная система управления будет контролировать и производство, и выплату зарплат, и розничную торговлю. Он предложил исключить из обращения бумажные деньги и полностью перейти на электронные платежи. Кроме того, система должна была собирать и анализировать данные о существенных покупках граждан.

Сеть должна была вступить в строй в 1975 году. Главными противниками проекта оказались экономисты. Несмотря на то, что система предполагала окупаемость и прибыль до 100 млрд рублей за 15 лет за счёт решения экономических и инженерно-технических задач, затраты на запуск ОГАС перевесили ожидания. По разным оценкам, для запуска ОГАС требовалось найти до 20 млрд рублей и обучить 300 тысяч новых специалистов.

В 1970 году Политбюро обсудило проект ОГАС, приняв его в урезанном виде. Вместо введения Общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой решено было сосредоточиться на разработке сети вычислительных центров и создании АСУ на отдельных предприятиях. Министерства стали строить собственные вычислительные центры для внутренних потребностей. За пять лет количество АСУ в стране выросло в 7 раз, но быстро выяснилось, что отраслевые АСУ использовали несовместимые аппаратные средства и ПО, а также не были связаны межведомственной сетью. В единую систему всю эту инфраструктуру было не объединить.

Глушков подготовил ещё более глобальный проект, предполагавший появление к 1990 году 200 центров коллективного пользования в крупных городах, 2,5 тысячи кустовых центров для предприятий одного города или отрасли и 22,5 тысячи центров индивидуальных предприятий. На «ОГАС 2.0» требовалось уже 40 миллиардов рублей.

Последующие съезды КПСС неоднократно одобряли обновлённые версии ОГАС, но попытки создать единую сеть не достигали общесоюзного масштаба. За десять лет, с 1976-го по 1985 год, в стране построили 21 вычислительный центр коллективного пользования, которые обслуживали 2 тысячи предприятий. Попытки объединить несколько центров в сеть остались на уровне эксперимента. Удаленный доступ пользователей не работал. Из-за низкого качества каналов связь часто прерывалась, а программы операционной системы зависали. Пользователи были вынуждены работать с большим объёмом перфоркарт и распечаток – про электронный обмен данными оставалось только мечтать.

Кибернетик отмечал, что советские органы статистики и планирования даже в 1970-х годах были снабжены счётно-аналитическими машинами образца 1939 года, к тому времени полностью замененными в Америке на ЭВМ.

Проект так и не нашёл в лице государства своего «инвестора», готового вложить средства в развитие инфраструктуры, как это планировалось в ОГАС.

Виктор Глушков (1982 год):

– Книги, газеты, журналы, будучи удобными и привычными для человека, надолго сохранят в основном свою нынешнюю форму. Максимальному сокращению подлежит прежде всего канцелярская переписка. Человек, кото­рый в начале XXI века не будет уметь пользоваться инфор­мацией, уподобится человеку начала XX века, не умевшему ни читать, ни писать. Каждому образованному человеку надлежит быть знакомым с основами безбумажной информатики.

Анализируя причины неудач, Виктор Глушков отмечал, что ОГАС был намного сложнее программы ядерных или космических исследований. Это отпугивало чиновников. Кроме того, такая система могла бы серьёзно повлиять на политические и общественные стороны жизни. В Эпоху застоя такое развитие событий было недопустимым.

Сохранилась байка, как на одном из заседаний Политбюро министр финансов рассказал о своей поездке на птицефабрику в Минске, где якобы птичницы сами «разработали вычислительную машину», которая «выполняла три программы»: включала музыку, когда курица снесла яйцо, включала и выключала свет. «Яйценосность повысилась, поэтому надо все птицефермы в Советском Союзе автоматизировать, а потом уже думать про всякие глупости вроде общегосударственной системы», – так завершается исторический анекдот, показывающий консервативное отношение бюрократии к инновациям.

ОГАС частично был прообразом интернета, но сам Глушков понимал эту систему как некое постиндустриальное общество. Он предполагал создание в масштабах страны мощной компьютерной сети, значительно шире интернета, с помощью которой можно было бы обрабатывать, контролировать и корректировать управленческие решения, а также изменить сам механизм управления экономикой, отдав большинство операций вычислительной технике. 

Любопытно, что Глушкова и его идеи чрезвычайно ценили на Западе. Учёный объехал буквально полмира. Энциклопедия «Британника» заказала ему статью о кибернетике, а генсек ООН назначил его своим советником. Руководство IBM приглашало Глушкова выступать с лекциями в США и даже предлагало занять высокую должность в сфере разработок и исследований. От последнего предложения он отказался.

В 1982 году Виктор Михайлович Глушков умер. Айпад, о котором писал «евангелист» автоматизации Глушков в 1980-х, в конце концов создали не в СССР, а в США.




Главные задачи ГКВТИ Указом Президиума Верховного Света СССР

НОВЫЙ КОМИТЕТ

Указом Президиума Верховного Света СССР образован общесоюзный Государственный комитет СССР по вычислительной технике и информатике.

В целях обеспечения технического перевооружения отраслей народного хозяйства и ускорения научно-технического прогресса на основе применения вычислительной техники и автоматизированных систем ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «Об улучшении координации работ в области вычислительной техники и о повышении эффективности ее использования».

Этим постановлением на Государственный комитет СССР по вычислительной технике и информатике возложена ответственность за осуществление единой технической политики, координацию и развитие работ в стране в области создания и использования вычислительной техники.

Его главные задачи:

коренное повышение технического уровня средств вычислительной техники и улучшение использования их в народном хозяйстве;

разработка основных направлений развития вычислительной техники и информатики, контроль за выполнение решений партии и правительства по вопросам разработки, производства и использования средств вычислительной техники;

обеспечение комплексного развития производственной и научно-технической базы вычислительной техники в стране и решение межотраслевых задач в целях наиболее полного удовлетворения потребностей народного хозяйства в средствах вычислительной техники.

На Государственный комитет СССР по вычислительной технике и информатике также возложены координация и научно-методическое руководство разработкой целевых программ по повышению эффективности использования вычислительной техники в народном хозяйстве и контроль за их выполнением: распределение и комплексное централизованное обслуживание средств вычислительной техники; проведение и координация работ по подготовке и переподготовке специалистов в этой области.

Установлено, что решения комитета по вопросам, входящим в его компетенцию, являются обязательными для всех министерств, ведомств, предприятий, учреждений и организаций.

В целях обеспечения систематического контроля за качеством выпускаемых средств вычислительной техники будет организована государственная инспекция по качеству вычислительной техники в составе указанного комитета.

(ТАСС).


В Президиуме Верховного Совета СССР

Президиум Верховного Совета СССР назначил тов. Горшкова Николая Васильевича председателем Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике.




Идеи использования вычислительной техники для планирования и управления

И.С. Брук
Ученый, изобретатель, член-корреспондент АН СССР,
один из основоположников отечественной вычислительной техники

Символическим началом работ по автоматизации планирования считается июльский пленум ЦК КПСС 1955 года, постановивший, что под влиянием возросшей потребности в обработке больших массивов научно-технической и экономической информации необходима переориентация на широкое применение электронной вычислительной техники.


Символическим началом работ по внедрению вычислительной техники в планирование следует считать июльский пленум ЦК КПСС 1955 года, на котором было отмечено, что под влиянием возросшей потребности в обработке больших массивов научно-технической и экономической информации необходима переориентация на широкое применение электронной вычислительной техники.
Решения пленума определили три линии развития:
мероприятия по расширению выпуска ЭВМ и внедрению их в управление народным хозяйством, разработка программ, методов и алгоритмов планирования, которые можно было бы реализовывать на этих ЭВМ, идеи о перестройке управления с использованием ЭВМ, включающие разработку принципов новой модели управления и тактики перехода к ней всех государственных структур без приостановки их работы.
Современники воспринимали ход работ по компьютеризации управления в комплексе по всем трем линиям, и проблемы в любой из сфер влияли на оценку потенциала развития двух других.
Исследователи приписывают пальму первенства в идее о возможности автоматизации государственного управления А.И. Китову. В 1956 году он опубликовал книгу «Электронные цифровые машины», где высказал идею применения ЭВМ для решения управленческих задач, а в 1958 году развил ее в выпущенной массовым тиражом книге «Электронные вычислительные машины».
Однако еще в 1955 году создатель ЭВМ серии «М» И.С. Брук в журнале «Природа» опубликовал статью «Об управляющих машинах», где поставил вопрос о передаче ЭВМ функций управления технологическими процессами, а также кратко отметил потенциал машин для разгрузки человека от рутинных операций: подготовки документов, учета, составления сводок.
В октябре 1956 года на пленарном заседании АН СССР он предложил создать иерархическую сеть управляющих машин для сбора, передачи и обработки экономических данных и для содействия принятию решений путем компьютерного моделирования.
Годом позже Брук выступил со статьями в журналах «Коммунист» и «Техника — молодежи», где уже писал об автоматизации планирования с использованием ЭВМ для подготовительной работы и выбора оптимальных вариантов с сохранением за человеком творческой составляющей. Более того, он указывал, что «управляющие машины должны быть соединены в одну управляющую систему при помощи надлежащих каналов связи». Таким образом, пальму первенства в формулировке идеи сети вычислительных центров следует передать Бруку, хотя сама идея «витала в воздухе».
Говоря о задачах, решаемых такой управляющей системой, Брук отмечал, что, задавая ей новый уровень производства в какой-либо отрасли, можно проследить все изменения в других отраслях народного хозяйства.
Речь, таким образом, идет уже не столько об учете, сколько о вариативных расчетах по модели межотраслевого баланса.
В Госплане в ту пору не все понимали роль ЭВМ, но помогли кадровые перестановки, которые сотрясали эту организацию все 50-годы.

В 1957 году новым руководителем Госплана стал И.И. Кузьмин, который вскоре после своего назначения выступил в «Вестнике АН СССР» с программной статьей «О задачах развития комплексной механизации и автоматизации в СССР», где объявил о создании в Госплане Научно-технического совета по комплексной механизации и автоматизации производственных процессов. Заместителем председателя Совета стал М.Е. Раковский, занимавшийся ранее развитием приборостроения и автоматизации. Именно он позже стал первым руководителем Вычислительного центра.
В 1958 году под руководством Брука была разработана проблемная записка «Разработка теории, принципов построения и применения специализированных вычислительных и управляющих машин», в которой обосновывалась необходимость использования вычисли-
тельных машин для управления экономикой, включая расчет межотраслевых балансов, оптимальных перевозок и ценообразования.